От имиджа к стилю или наоборот? От Ирины Хакамады.

827

Имидж — это игра в индивидуальность или мощный инструмент достижения успеха? Стиль — это врожденное чувство гармонии или его можно развить? Как проявить свою индивидуальность в обществе навязанного потребления? Можно ли с помощью имиджа и стиля манипулировать внешним миром? И самое главное, как найти гармонию между своим внутренним «Я» и внешним образом? Все эти вопросы рассматривает в своей книге Ирина Хакамада — общественный деятель, писатель и публицист, обладающая своим неподражаемым стилем. Автор не просто раскрывает свое видение стиля, она рассказывает о своей философии жизни. Ведь одежда, прическа, обувь, аксессуары — это средство самовыражения, обеспечивающее единство тела и сознания, а значит, профессиональный успех. Книга будет полезна не только женщинам, но и мужчинам, которым автор уделяет особое внимание.

Мы представляем Вашему вниманию отрывок из новой книги Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю» — От имиджа к стилю или наоборот.

Однажды в Милане на Неделе высокой моды я увидела молодого человека, худого, высокого, одетого с ног до головы в Prada, включая сумку на ремне. Он нес себя гордо и очень отдельно. Я подумала тогда: вот он — чистый стиль. Потом прочитала, что total look  — человек, одетый в  один бренд, — это человек без вкуса. Надо же, как все сложно. Или, например, ведущие — представительницы женского пола на канале РБК. Все, за исключением Жанны Немцовой, придерживаются простоватого, яркого сексуально-делового стиля. В  отличие от канала «Дождь». На «Дожде» девушки и юноши модны и альтернативны, как и положено светским интеллектуалам. А вот ведущие федеральных каналов — совсем строгие (Ирада Зейналова). Я сейчас описала имидж или стиль? Канала или ведущих?

Книга Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю»Заходим в Интернет. Что там говорят о разнице между имиджем и стилем? Если обобщить, то следующее: исходя из особенностей среды складываются определенные нормы поведения внешнего вида, которые, безусловно, связаны со спецификой и характером определенного вида деятельности. Формирование этих норм происходит постепенно, с оглядкой на потребителя, учитывая его ожидания. …Имидж обязан быть безупречным с внешней стороны, но ожидать, что он будет «ублажать» душу, не стоит. Для этого стиль. Стиль — это отражение внутреннего мира человека через внешность. Стильность — это индивидуальность, яркое проявление себя. Имидж приведет в порядок внешний вид, стиль же даст вам характеристику как личности. «Соединить два этих понятия воедино — особое искусство».

Во как! Искусство… Не меньше. Обещают выучить за большие деньги. А может, попробовать бесплатно? Во всяком случае попробую, претендуя не на искусство, а на собственный опыт.

После моих изысканий с  дизайном квартиры и  дачи меня тянет на сравнения с архитектурой и декором. Недаром часто говорят об архитектуре личности, или ее архетипе. Но, как ни странно, у  меня архитектура ассоциируется скорее с имиджем, чем со стилем. Не все же настолько богаты и знамениты, чтобы строить индивидуальный дом, как, например, Сальвадор Дали в  Кадакесе. Художник создавал уровень за уровнем в  соответствии с  этапами своей жизни. Домик небольшой, в  бухте Порт-Льигат, с  потрясающим видом на море. Стоит отдельно, вдали от пляжей и  публичных мест. Уровни не похожи между собой, впрочем, как и  картины. Раннюю живопись Дали не отличить от лирических импрессионистов. Рыбачий домик художник надстраивал и перестраивал, создавая тайное духовное убежище. Позже покупал соседние, переделывал и  соединял с  прародителем.

А вот другой пример. Мадлен Вионне, знаменитая портниха, которая в  начале XX  в. освободила слабый пол от корсета и  создала в  платьях косой крой, совершив революцию в женском силуэте. 96-летняя «шаловливая дама», как ее описал Брюс Чатвин, жила в  16-м квартале Парижа, в  здании, оставшемся от belle époque. «Фасад ее дома украшают гроздья фруктов и металлические балконы в самом тяжеловесном буржуазном вкусе. Но стоит войти в дверь, как вы оказываетесь в  мире алюминиевых решеток, стен, обработанных пескоструйным аппаратом, зеркального стекла и гладких лакированных поверхностей  — интерьер столь же четкий и  лишенный сентиментальности, сколь и  сама хозяйка, мадам Вионне».

Мне ближе второй пример. Судьба нас может занести в любую недвижимость. Я, например, четыре года жила на госдаче с казенной мебелью и посудой со штампиками. И даже там умудрялась создать свой мир. Мы редко выбираем дом, он чаще находит нас в соответствии со статусом или традицией. А вот интерьер… Вот с ним можно поиграть в себя, реконструируя заданное пространство с помощью мебели и прочих штучек.

На мой взгляд, имидж схож с архитектурой. Он весь наружу и не может существовать отдельно от социума. Хотим мы того или нет, но, будучи шоуменом, артистом, политиком, менеджером, чиновником, мы сталкиваемся с необходимостью придерживаться определенного образа. Точно так же, как архитектурный стиль находится под решающим влиянием климатических, технических, религиозных и культурных факторов, так и имидж зависит от всего перечисленного, включая и профессию. Для меня понятие «архитектурный стиль», использованное применительно к человеку, в наибольшей степени связано с имиджем. Как в архитектуре существует готика, барокко, классицизм, эклектика, модерн, конструктивизм, так и в имидже в зависимости от времени и среды можно придерживаться, к примеру, готики — тем, кто хочет продемонстрировать религиозность, барокко (в переводе — причудливый) — художникам. Классицизм характерен для чиновников, модерн — для политиков, конструктивизм — для менеджеров, эклектика — для журналистов. Может быть, в моих рассуждениях и присутствует некая натяжка, но мне так удобнее смотреть на мир. Чтобы рассуждать на какую бы то ни было тему, лучше найти любую систему отсчета. Как только я ее нашла в архитектуре и дизайне, все встало на места и теперь легче ответить на вопрос, почему образ девушек-ведущих на канале РБК так сильно отличается от того, что мы видим на канале «Дождь» или даже на канале «Россия-24».

Ведущие РБК подчеркивают своим внешним видом деловую концепцию канала. Бизнес-канал должен идти навстречу бизнесу. А бизнес достаточно консервативен в отношении женщин. Подсознательно доверяя больше мужчинам-ведущим, в женщине на экране зрители предпочитают видеть сексуальность. Что и достигается с помощью сильно декольтированного, но костюма, а не платья. Этакое смешение консерватизма с барокко. Сюда добавляются яркие цвета — от красного, желтого до зеленого и голубого. А вот Жанна Немцова на секс-сигнал плюет и формирует абсолютно деловой стиль, подчеркивая тем самым отказ от женского кокетливого заигрывания с мужчинами.

Канал «Дождь» претендует на другую аудиторию — креативный, думающий горожанин, представитель современного среднего класса. В этом случае деловая классика уступает место постмодернизму. В ход идет все: неожиданные прически и простые майки. Вычурные платья и casual-пиджаки всевозможных видов. Смешные очки и узенькие брючки с кедами. В общем, интеллектуальный глэм или что-то около хипстерской моды.

Канал «Россия-24», с одной стороны, близок к РБК, поскольку сидит на «тарелке», т. е. доступен не всем, является информационным и рассчитан на деловую аудиторию. Именно поэтому ведущие-девушки обворожительно красивы и привлекательны. Но, с другой стороны, одеты они строже, ибо представляют государственный канал, имеющий более широкий охват. Девушки в этом случае нуждаются в скромности, чтобы не обидеть случайно залетевших на кнопку консервативно настроенных зрителей.

Зачем нам это анализировать? Ну хотя бы затем, чтобы правильно одеться, когда вы идете на съемки на телевидение. Если вам важно завоевать аудиторию, причем и с помощью имиджа, то неплохо было бы для нее стать хотя бы чуть-чуть своим. Например, в кедах идти на «Первый» или «Россию» бесполезно, так же, как и являться на «Дождь» в платье в горошек и с начесом на голове. Помню, как я участвовала в ток-шоу на втором канале ТВ. Половина гостей были «своими», а половина «не своими». Среди последних — Влад Лисовец и прочие модные персонажи мужского пола, все сплошь в чиносах и лоферах на голую ногу. Я оказалась на границе двух миров и слышала, как консервативная часть возмущалась отсутствием носков у мужчин. «Обалдели просто! Ирина, ну что это такое?!» «Модно, — ответила я и, подумав, добавила: — Потому что жарко». Аргумент малоубедительный, но хоть как-то оправдывающий столь вызывающий, с точки зрения советских консерваторов, вид новомодной компании.

На телевидении можно добиваться трех задач: узнаваемости, доверия — или того и другого. Для узнаваемости «своим» не надо быть, для доверия  — обязательно, для того и  другого — придется работать дополнительно. В последнем случае к имиджу необходимо добавить стиль, т. е. подчеркнуть в имидже свою индивидуальность. Часто я использовала для этого аксессуары в виде очков или обувь. На программу «Железные леди» с Тиной Канделаки и Маргаритой Симоньян я явилась в скромном темно-синем брючном костюме. Но! При этом брюки сильно расклешенные, а под ними голубые кеды. Почему? Я знала, что аудитория НТВ разная, по пре имуществу мужская, но более молодая, чем у «России» и «Первого». Поэтому в моем возрасте подчеркивать сексуальность было уже глупо. Также я понимала, что буду окружена красавицами-депутатами от «Единой России». Поэтому кеды решительно демонстрировали мою непринадлежность к официозу и личную свободу. Тина оценила их по достоинству, сразу заявив, что спозиционировалась я очень четко. Кеды камера не пропустит.

Так что есть стиль для меня? То, чем мы наполняем архитектурное пространство. И здесь можно выстраивать что угодно, оно принадлежит нам, делается не напоказ, а для своего комфорта, создания органичной среды. Кстати, я заметила, что хозяева квартир, полностью отдающиеся дизайнеру, нарушают правило создания комфортной жизни. Они получают чужой проект. И исключений не бывает. Хотите органику — надо находить мастера, работающего в концепции партнерства, а не диктата. И проявлять свою инициативу на всех этапах: 1) при описании проекта; 2) при обсуждении рисунков; 3) при поиске мебели и аксессуаров. Причем не спешить с последним. Со временем все заполнится кучей одомашненных мелочей.

Мой знакомый в свое время не женился на девушке только потому, что в ее новой квартире, как в лаборатории, правил дух доктора. Ни старых фотографий, ни смешных, дешевых, но несущих острое воспоминание о чем-то давнем мелочей, ни зачитанных книг и старых журналов. Ни-че-го. Он испугался и исчез.

Именно поэтому так холодны дизайнерские квартиры, особенно когда воедино слиты и декор, и архитектурный стиль. Все слишком правильно, бесчувственно и профессионально. Один молодой философ на мой вопрос, почему секс уходит из современной городской жизни, ответил: «Очень просто. Потому что уходят помойки, бараки и прочая грязь». Что-то в этом есть! Согласитесь. Неправильности дизайна формируют чувственную атмосферу.

Стильный человек выделяется, подобно интерьеру, своей смелой «частной» внешностью. Через тщательно сработанный или стихийно созданный образ он несет самого себя, свои жизненные ценности, образ жизни, позиционирование в пространстве по отношению к другим, эпохе, прошлому и будущему. Он может делать это очень тихо, как упомянутый Андрон Кончаловский, и очень громко, до крика, как Никита Джигурда. Интеллектуально небрежно, как Александр Гордон, или подчеркнуто властно, как Владимир Соловьев. В любом случае стильные люди чаще всего зрелые, т. е. накопившие багаж ценностей думающие о смыслах и очень любящие душевный комфорт. Почти бессознательно они хотят подкреплять свой образ мышления образом внешним.

Конечно, соединить общественную необходимость (имидж) и  свободу (стиль) удается немногим. Но, если воспитывать вкус, т. е. культуру сочетания фигуры и одежды, обуви, прически и лица, и не бояться оставаться свободным — не превращаться в жертву моды или, наоборот, самоуничижения, — все получится. Если хочется. А вот если надо, но не хочется, то вряд ли. Стиль, как и декор квартиры, требует энтузиазма и желания. Я думаю, несистемность стиля связана с фактором отсутствия правил для его формирования. Имидж поддается регулированию и просчету, а вот стиль — нет. Если его, что называется, просто купить, то носится он недолго и снашивается, как любая вещь, или выбрасывается, как нечто надоевшее. Стиль создают только те, кто чувствует нужные вещи, — так же, как хороший повар, творящий свое меню просто на ощупь, чувствует ингредиенты. Рецепт его блюда невозможно прописать в кулинарной книге. А если даже механически за ним повторять, то в итоге ничего не выйдет. Однажды меня в Японии угощали украинским борщом, приготовленным старательным местным поваром. Получилось смешно: цвет красный, все овощи правильно плавают, консистенция та же, а на вкус — мисо-суп.

Иногда индивидуалы стиля ищут собратьев и, постепенно распространяя свои вкусы в узкой среде, теряют собственный стиль и становятся частью субкультуры. Яркий пример: хипстеры — от жаргонного to be hip («быть в теме»). Вот, беру из «Википедии».

Time с иронией пишет: «Свитер, перешедший к вам от бабушки, очки в стиле Боба Дилана, кеды Converse и банка Pabst — бам, вот вам и хипстер». Или другие определения: «Скинни, майка с принтом, кеды Converse, блокнот Mokeskine, iPhone». Их часто обвиняют в отсутствии креативности и  увлечении формой в  ущерб содержанию. Типа в курсе всего современного и альтернативного в искусстве, но потребление этого всего становится самоцелью тусовочной жизни. Это о настоящем. Но и в прошлом можно обнаружить восхитительные примеры формирования философии индивидуального стиля.

Например, денди, сегодня — метросексуал. Родившись в Англии в конце XVIII — начале XIX в., дендизм взошел из джентльменства, но пошел дальше. Он претендовал не только на изысканность манер, но и на протест против подражательности и вульгарности. Денди — это яркая, нетривиальная личность, которая, нарушая правила и условности в имидже, сама диктует все новое и вводит моду. Именно так пишет Ольга Вайнштейн в своей книге «Денди». Под вульгарностью подразумевается, среди прочего, аккуратность и новизна костюма. Небрежность, изысканная скромность достигалась в том числе за счет того, что наряд старили песком или давали поносить слугам. Остались ли денди серьезной альтернативой новому буржуазному шику? Боюсь, что нет. Все растворила, как кислота, массовая продукция высоких брендов. Какое там потертое и ношеное! Все новенькое, как с иголочки. Шик убрал индивидуальность.

Стиль превратился в имидж продвинутой группы метросексуалов — щеголей — брендоманов. Если денди и существуют, то вкраплениями и только в старшем поколении. Может, это и закономерно, так как личность обрастает ценностями чаще всего с годами.

Итак, стиль, в отличие от имиджа, глубоко эгоистичен и не пытается понравиться зрителям. Человек стиля заботится о том, чтобы нравиться себе и выразить себя. А поскольку живет он сегодня в эпоху постмодерна, то стильные люди волей неволей, но, отражая эпоху, глубоко эклектичны. Постмодернизм — эпоха, начавшаяся в 60-х гг. XX в. и продолжающаяся и в наши дни. Время глубокой эклектики, не отказа от прошлого, а его пересмотра и смешивания с настоящим в попытках угадать будущее. Мы, живущие в эру пост-

модернизма, воспринимаем мир как хаос и пытаемся устоять в нем, не отметая ни классики, ни модерна во всех их проявлениях. Новый стиль появляется за счет смешения врагов (классика и модерн) и добавления вкуса настоящего. Налицо «эстетический эклектизм, фетишизация предметов потребления», о котором говорили философы — теоретики постмодернизма.

Думающая личность (а только таковая способна обладать стилем), конечно, отражает хаос в стиле и порядке жизни. Человек хаоса живет по плану, но готов его поменять или слегка изменить. Слушает врача так же внимательно, как и свой организм. Занимается спортом под руководством тренера, но готов плюнуть на его рекомендации. Ищет в Боге собеседника и т. д. Такой человек, одеваясь, держит в голове модные тренды, но не доверяет им вслепую. С удовольствием купит дорогую вещь, но при условии, что та реально отвечает его потребностям. Человек стиля спокойно пропустит модную тусовку, если в этот момент захочет засесть дома с книгой. Но при этом точно знает, что обувь должна быть дорогой. Как живет, так и позиционируется.

Может ли стиль отречься от своего времени? Я не думаю. Единственное, что объединяет стиль и имидж, — это вкус. А вкус порождается культурой. А культура всегда отражает эпоху. Так что на мой, глубоко субъективный, взгляд, любое тупое копирование — не стиль. Если вы оденетесь сплошь в винтаж, то будете или городским сумасшедшим, или старушкой (старичком). Если во все классическое — чиновником или фригидным богачом. Если в авангард — то актером. А где же вы сами? Как где? В творении своей жизни в эпоху быстрых перемен.

Попробуем подытожить мои рассуждения в виде таблички.

Книга Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю»

Отрывок из новой книги Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю» — От имиджа к стилю или наоборот.

Книга Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю»